Ингушская охота

Охота как древняя отрасль хозяйственной деятельности ингушей

«Экхи вод», - говорили ингуши в значении «иду на охоту». «Чарахи вод», - говорили об охотнике, слывшем метким стрелком - «нис топ тохар». Но нередко и само понятие «чарахи вод» означало «идёт на охоту». Охотник умело пользовался прицелом - «айшу», который находился у дула ружья.

Охотились как на диких животных, так и пернатую дичь. Из животных объектами охоты ингушей были:

  • хьаг1 (тур),
  • шунг (самка тура),
  • лийг (косуля),
  • мосар (серна),
  • ча (медведь),
  • борз (волк),
  • акха хьакха (кабан) и др.

Ингушская охота

Самой популярной у ингушей, да и у всех горцев Северного Кавказа, считается охота на туров. Туры обитали высоко на скалах и редко спускались вниз. Чаще всего ночью туры могли спуститься к реке, к зелёному лугу, чтобы пощипать травки. Охота на тура считалась большой удачей. Чтобы легче ходить по скалам и неслышно подкрадываться к животным, охотники одевали на ноги «нахр маьчи», «хулчи», «терг йол боджмаш» – обувь типа ботинок, только подошва была кожаной.

Хорошим охотником называли того, кто ходит на тура. Охота на тура была сопряжена с большим риском для жизни. К местам обитания туров охотники взбирались по узким тропинкам, которые были расположены над бездонными пропастями. Если они убивали тура, то нести его приходилось на себе. Возвращаться назад приходилось с ношей пуда в два - три весом по таким местам, где едва можно твердо установить подкованную ногу. Охота продолжалась иногда до недели, и охотники, покрытые грязью, изодранные, исцарапанные, иззябшие и измокшие, возвращались с убитым туром. «Нужно идти против ветра, если идёшь охотиться на тура, - говорит Дж.Ахильгов из с.Джейрах. – Если по направлению ветра, то туры быстро почувствуют человеческий запах и ускользнут». «Это очень чуткий и умный зверь, - говорит Г.Х.Евкуров.- Высоко на скале зорко наблюдают один или два тура, а те которые пасутся, мгновенно чувствуют сигнал от них, если где-то охотники рядом».

Высоко ценилась у ингушей и охота на медведя. В тотемическом осмыслении медведь олицетворял силу и свирепость. Его имя было табуировано. В настоящее время его называют словом ча (чо) — «волос». В иррациональном способе лечебной магии нашли свое применение когти медведя, их считают до сих пор очень действенным амулетом. Медвежье мясо и сало употребляли как лечебное средство против туберкулеза и при простудных заболеваниях. Поэтому мясо добытого медведя не съедали сразу, а хранили в вяленом виде. Шкура медведя использовалась вместо ковра или как украшение жилища.

Охота обеспечивала ингушам хорошую, но очень умеренную пищу. Из убитой дичи потреблять в пищу ингуши могли мясо –

  • оленя (сей),
  • дикого барана (х1аг1),
  • косули (лийг),
  • барсука (борцаг);

из пернатых -

  • мясо журавля (г1арг1ор),
  • дрофы (тутык),
  • фазана, куропатки и т.п.

В хозяйственных ямах близ жилища были обнаружены скопления костей этих животных. По словам Г.Х.Евкурова, мясо животных, принесённых с охоты, было гораздо целебнее и сочнее, так как пасутся эти звери высоко на альпийских лугах, а шашлык, приготовленный из такого мяса во много раз вкуснее, чем приготовленные шашлыки из баранины или из другого мяса домашних животных.

Вообще, горцы любили охоту. С хорошими охотниками связывали черты мужественного и сильного человека. «В представлении народа каждый горец должен был быть опытным охотником: во время охоты он проявлял высокие качества, ценившиеся в мужчине - выносливость, наблюдательность, отвагу, искусство в стрельбе и т. п.». В ингушском фольклоре много преданий, показывающих мужественные образы охотников.

Со временем охотники вырабатывали некоторую специализацию в своём ремесле, в том числе и бережливое отношение к диким животным. Не допускалась бесконтрольная охота на зверей. Был запрет на охоту на животных во время выкармливания потомства. Регулировалась добыча, исходя из разумных потребностей, объективно необходимых и достаточных для поддержания нормальной жизни. Охотились главным образом на те виды животных, которые были массовыми, крупными и наиболее доступными. Сколько бы ни было человек в охотничьей группе, больше 3-4 животных нельзя было убивать. Так, охота на оленей допускалась только в месяц «сай 1аха бутт» - (месяц, когда трубит олень), т.е. октябрь. Олени к этому времени становились справными. Бывали и определенные рощи, где охота полностью была запрещена. Не разрешалось трогать и стельное животное.

В народе были широко известны имена охотников и фамилии, представители которых особенно славились в этом ремесле. Это Цуровы, Евкуровы, Цицкиевы и др., Боровы и Хаматхановы из с.Памет, охотники из селений Хамхи, Кяхк, Хайрах, Ний, Барах, Цхаралте, Кхера, Гул славились опытными охотниками. В народе говорили, что они владеют «охотничьим языком». Много потомственных охотников было среди жителей селения Пуй – Итаровы, Пошевы, Ажиговы, Эльмурзиевы, Пугоевы и др. Зная тонкости охотничьего ремесла, они умели готовить сложные составные капканы. «Хичча чаьра сена ва, ломашка г1ам санна ва» (В воде как рыба, в горах как крючок), - говорили о наиболее проворных и искусных охотниках. В 60-70-х гг. ХХ века хорошими охотниками на туров слыли в горах из с.Ольгетти Евкуровы - Аюп Магомедович, Юнус Тешалович, Гапур Хасанович и др.

Свои наблюдения за искусством ингушских охотников записал Энгельгардт: «На лесистой луговой земле мы охотились на оленя. Охота была для меня интересной, благодаря поведению ингушей, которые при подкрадывании к дичи, объяснялись знаками и проходили через чащу с ловкостью и безмолвием, что их нельзя было не признать мастерами искусства неожиданного нападения».

Пережитком древнего охотничьего хозяйства является обычай, по которому мясом и мясной пищей ведал исключительно один из мужчин. Обычно это был глава семьи или старший в охотничьей группе. То же самое происходило (происходит и в настоящее время) на общественных пирах, свадьбах и поминках, когда яь т1а латтар (букв.: «стоящий на котле») - распределяет мясо (говядину, баранину).

Длительное время охота являлась существенным подспорьем в хозяйственной жизни ингушей. Кроме усовершенствования охоты люди вынуждены искать новые источники питания, усиливается значение рыболовства и особенно собирательства (сбора диких плодов, орехов, грибов, птичьих яиц, улиток и т.д.). К VI-V тыс. до н.э. скотоводство и земледелие стало занимать более важные позиции. Охота стала подсобным промыслом в хозяйстве ингушей. Со времени активного переселения на равнину оно стало развлечением для отдельных людей.

Дзарахова З. М-Т., доктор исторических наук.

Оригинал текста = http://vk.com/thovre