Ингуши в войнах России

Часть книги А.У.Мальсагова «Ингуши в войнах России в 19-20-x веках»

Тревожный Семнадцатый год

В горах Восточных Карпат, на Румынском фронте, встречали всадники и офицеры Кавказской конной дивизии новый, 1917, год. И никому из них не суждено было знать, какими потрясениями обрушится пришедший год на страну и как отразится на судьбе каждого из них; никто из них не мог предвидеть, что скоро в России, да и на Кавказе, грянет братоубийственная Гражданская война, которая кровавой межой разделит многих однополчан, превратив их в непримиримых противников...

Итак, наступил 1917 г. С начала января полкам дивизии, закрепившимся на своих позициях, активных боевых действий в Румынии вести больше не придется. Дивизия, все еще входившая в 4-ю армию, была «расположена на отдых» в населенных пунктах Бессарабской губернии, являвшейся тыловым районом Румынского фронта.

Громадные нагрузки выпали на долю Кавказской конной дивизии в период наступления 1916 г., затем - тяжелых боев в Румынии. С целью выяснения общей картины положения в полках, а также в приданных дивизии пулеметном отряде Балтийского фронта и 8-м Донском казачьем артиллерийском дивизионе с середины февраля проходил «инспекторский смотр всем частям дивизии».

Ингушей представил помощник полкового командира полковник Владимир Александрович Сухин.

«Людей, без вести пропавших в боях и в походах,- 63, из них 32 абрека 5-й сотни (ротмистр Кибиров)...

Пища - только в 4-й сотне штабс-ротмистра Баранова удовлетворительная, в остальных частях неудовлетворительная за отсутствием жиров.

Оружие - огнестрельное еще не приведено в порядок. Холодное - в порядке.

Конский состав - приходит в удовлетворительный вид...»

5-я сверхштатная сотня Ингушского полка, называемая «абрекской», была сформирована осенью 1916 г. из «прощенных государем» за различные проступки абреков. При этом высшим командованием имелось в виду, что в будущем станут пятисотенными и все другие кавказские полки. Но, как видно из приказа генерала Багратиона по дивизии от 16 марта 1917 г., им из Ставки была получена телеграмма о том, что «увеличение штатов полков дивизии не представляется возможным произвести в настоящее время, вследствие чего полки останутся в четырехсотенном составе». На основании этого распоряжения он приказывал: «5-ю, Сверхштатную, сотню Ингушского конного полка расформировать», а состоявших в ее составе офицеров и всадников распределить по полковым сотням.

5-й абрекской сотней Ингушского полка командовал ротмистр Георгий Алексеевич Кибиров, уроженец Осетии. В 1916 г. ротмистр Георгий Кибиров был прикомандирован к Ингушскому полку, где возглавил 5-ю сотню, сформированную из бывших абреков. Под его командованием эта сотня храбро сражалась в декабрьских боях на Румынском фронте, понеся там значительные потери -32 всадника-абрека погибли и пропали без вести.

В конце февраля в Кавказской конной дивизии станут известны и приказы командования о награждении орденами офицеров, проявивших отвагу во время Брусиловского прорыва, в осенних боях в Карпатах и декабрьских в Румынии. Среди удостоенных наград были и всего лишь несколько месяцев назад произведенные в прапорщики ингуши: Бексултан Бекмурзиев, Бахауддин Мальсагов и Хаджи-Мурат Местоев...

Вот сведения из тех приказов о награждении офицеров орденами:

Приказом командующего 4-й армией от 23 января 1917 г. награждены:

«Ингушского конного полка - прапорщик Камбулат Добриев - орденом Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом».

Орденом Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом - прапорщик Бексултан Бек-Мурзиев и прикомандированный к полку 13-го Кавказского стрелкового полка поручик Магомет Бек-Бузаров.

Орденом Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом - прапорщики Бахауддин Мальсагов и Хаджи-Мурат Местоев».

В Кавказской конной дивизии продолжалась четкая и размеренная воинская жизнь. Все так же проводилась боевая учеба, заступали на дежурство полковые караулы, круглосуточно шла жизнь в дивизионном и полковых штабах, ежедневно издавались приказы по личному составу.

Вот, к примеру, сведения из приказов командира дивизии, связанные с полными Георгиевскими кавалерами: «20 марта. Старший урядник Ингушского конного полка Ахмет Оздоев, награжденный Георгиевскими крестами всех четырех степеней, производится в подпрапорщики».

В последующие дни командир дивизии объявил в своих приказах имена офицеров, награжденных орденами «за храбрость в боях на Румынском фронте».

Приказом командующего 4-й армией от 17 марта 1917 г. «за отличия в делах против неприятеля» награждены:

орденом Св. Станислава 2—1 степени с мечами

Конных полков:

Ингушского - поручик Варлаам Шенгелай и корнет Дудар Добриев».

В заключение приказа Дмитрий Петрович Багратион, обращаясь к офицерам, военным врачам, полковым муллам и всадникам дивизии, сказал: «Расставаясь с глубокой скорбью о потерянной чести командования Вами... храбрые орлы Кавказа, неустрашимые кабардинцы, дагестанцы, татары, чеченцы и ингуши, черкесы и абхазцы... прошу принять мою задушевную благодарность за честную службу, дружбу и радости. Не поминайте лихом искренне любившего вас кунака».

Генерал-лейтенант Багратион отчислялся в резерв чинов Киевского военного округа. К командованию дивизией с 18 апреля был «допущен» командир 3-й бригады генерал-майор Александр Васильевич Гагарин. И, согласно его приказу, предписывалось «командиру Ингушского конного полка полковнику Мерчуле вступить во временное командование 3-й бригадой с совмещением обязанностей по командованию полком».

В приказе от 27 марта 1917 г. о награждении орденом офицеров, отличившихся в декабрьских боях против неприятеля на земле Румынии был назван подпоручик милиции Умат-Гирей Куриев из Чеченского полка орденом Св. Анны 2-й степени с мечами.

«Приказом Русским войскам Румынского фронта от 5 апреля 1917 г. Ингушского конного полка поручик Дунда Добриев награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом», а приказом Армии и Флоту 4 апреля 1917 г. он произведен в штабс-ротмистры.

В мае 1917 г. произошла смена командира Ингушского конного полка. 22 мая полковник Георгий Алексеевич Мерчуле направил рапорт командующему дивизией о том, что он «того же числа заболел», и вскоре, согласно заключению врачебной комиссии, отбыл на лечение.

Во главе Ингушского полка с 25 мая стал полковник Асланбек Байтиевич Котиев, «сын ингушского почетного старшины Байти Парагуловича Котиева, села Кантышевского». Согласно документам о службе, он родился 2 апреля 1867 г., происходил «из узденей Терской области». Общее образование получил «в доме родителей», военное - в Елизаветградском кавалерийском училище, которое окончил в 1895-м в чине корнета. Почти вся служба Котиева в довоенное время, да в значительной степени и в военное, прошла в 1-м Дагестанском конном полку. В его рядах в 1908 г. он в чине ротмистра уже командовал 3-й полковой сотней.

За отличия по службе Асланбек Байтиевич Котиев имел награды «мирного времени» - ордена Св. Анны 3-й степени, Св. Станислава 2-й степени и Св. Станислава 3-й степени.

Из списка офицеров Дагестанского полка на 1912 г. следует, что Котиев был женат и «имел 4 сыновей: 16, 12, 10 и 5 лет».

С августа 1914-го в составе 1-го Дагестанского полка подполковник Асланбек Котиев участвовал в боях на Юго-Западном фронте. Сражался отважно. И уже в ноябре 1915 г. получил награду - ордена: Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом и Св. Анны 2-й степени с мечами. В декабре производится в чин полковника. Потом Высочайшим приказом 9 мая 1916 г. «Дагестанского конного полка полковнику Котиеву» был пожалован орден Св. Владимира 3-й степени с мечами.

На май 1917 г. полковник Асланбек Байтиевич Котиев состоял командиром стрелкового дивизиона 3-й Кавказской казачьей дивизии. С этой должности он и был назначен временно командующим Ингушским полком, который принял 25 мая, а 7 июня, на основании телеграммы из штаба Юго-Западного фронта, «полковник Котиев Главнокомандующим армиями допущен к командованию Ингушским конным полком на законном основании».

Пройдет полтора месяца, и в приказе Армии и Флоту от 23 июля будет объявлено: «1-го Дагестанского конного полка поручик Мальсагов переведен в Ингушский конный полк». И в конце 1917 г. он был в чине штабс-ротмистра.

Офицер Созерко Мальсагов и в рядах 1-го Дагестанского конного полка был отмечен боевыми орденами. Об этом, в частности, свидетельствует приказ по войскам 8-й армии от 27 октября 1916 г., согласно которому «за отличия в делах против неприятеля» в период Брусиловского наступления «1-го Дагестанского конного полка поручик Сосырко Мальсагов» награжден «орденом Св. Станислава 2-й степени с мечами (для нехристиан установленным)».

Приказом командующего Юго-Западным фронтом от 13 июня 1917 г. «нижепоименованные нижние чины, за оказанные ими в делах против неприятеля отличия, произведены в прапорщики милиции:

Ингушского конного полка - подпрапорщики Абдул-Азис Холухоев, Мурат Мальсагов и Хаджи-Бекир Мальсагов.

Все названные в приказе юнкера и подпрапорщики были награждены Георгиевскими крестами и медалями «За храбрость». Один из них - Мурат Мальсагов — являлся полным Георгиевским кавалером ».

Кавказская туземная конная дивизия 31 мая обратилась к солдатам и офицерам с воззванием, в котором говорилось:

«Наш долг теперь же отдать немцу почувствовать наши народные силы, чтобы он видел, что мы не допустим разгрома наших союзников - французов и англичан,- за которыми неизбежен разгром нас.

Наши братья по оружию, наши боевые товарищи! Кавказская туземная конная дивизия шлет вам свой клич: сплотимся нерушимой стеной в одну могучую силу, установим у себя порядок и справедливую дисциплину и будем готовы во всякую минуту по зову наших начальников идти в наступление на врага, попирающего нашу свободу».

Пройдет неделя, и в полках дивизии будут зачитывать текст телеграммы, полученной из Владикавказа, за подписью председателя ЦК Союза горцев Абдул-Меджида (Тапы) Чермоева:

«Центральный комитет Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана горд сознанием, что наша славная дивизия, состоящая из свободных сынов Кавказа, обратилась с воззванием, приглашающим своих боевых товарищей - солдат Западного фронта - к наступлению,- благословляет вас, гордых и смелых орлов, на это смелое и красивое ратное дело... Мы, ваши братья, заявляем вам, что родина всегда готова вас поддержать всей боевой мощью горских народов.

Смело вперед и не дайте погибнуть той свободе, которая дорогой ценой гражданам России дана, а нам возвращена Русской революцией».

Тогда же ЦК Союза горцев направил телеграмму военному и морскому министру Александру Федоровичу Керенскому:

«Центральный Комитет Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана горд сознанием, что на Ваш мужественный призыв наступлением защитить свободу одними из первых откликнулись и пошли вперед наши братья — сыны свободы, воины Кавказской туземной конной дивизии, едва залечившие раны от тяжких потерь, понесенных на Румынском фронте. Центральный Комитет выражает уверенность, что и впредь в деле защиты свободы Вы встретите твердый оплот в лице горских народов Кавказа.

Председатель Комитета

ротмистр Чеченского полка

Тапа Чермоев».

До начала нового наступления войск Юго-Западного фронта оставались считанные дни. Кавказская конная дивизия, вошедшая в состав 8-й армии под командованием генерал-лейтенанта Лавра Георгиевича Корнилова, спешно перебрасывалась воинскими эшелонами из района Проскурово в Галицию, в район города Станиславова.

Здесь, на станции Заблотов, 12 июня и состоялся смотр Кавказской конной дивизии командующим 8-й армией генералом Корниловым, известным в войсках своей храбростью и решительностью.

Лавр Георгиевич Корнилов после смотра сказал:

«Орлы Кавказа! Я не ожидал, но я счастлив видеть вас в таком изумительном порядке. В вас сохранился еще тот дух, который начинают терять наши войска.

Когда вернетесь к себе на Кавказ, передайте от меня поклон и большое спасибо вашим отцам, что сумели воспитать и вдохнуть в вас эту внутреннюю дисциплину».

Смотр закончился традиционной «кавказской лезгинкой под звуки зурны», после чего генерал Корнилов покинул дивизию.