Ингуши в войнах России

Часть книги А.У.Мальсагова «Ингуши в войнах России в 19-20-x веках»

В Брусиловском прорыве и на Румынском фронте

Наступило 22 мая - день знаменитого наступления войск Юго-Западного фронта, вошедшего в историю под названием Брусиловского прорыва, в котором участвовала и Кавказская конная дивизия.

В приказе по Кавказской конной дивизии № 187 от 8 июня 1916 г. генерал Дмитрий Петрович Багратион, подводя первоначальные итоги участия в Брусиловском наступлении, в первой его части отметит «ряд удачных боев полков дивизии: чеченцев на переправе у Ивание, атаки татар - у дер. Тышковцы, черкесов - у дер. Окно с занятием этих деревень и захватом 2 пулеметов и более 800 пленных». 29 мая в бригадах уже знали, что форсирование Днестра начнется в ночь на 30-е на участке, занимаемом Чеченским полком. И первыми в наступление пойдут чеченцы.

Проводится последняя разведка перед началом сложной операции. По приказанию полковника Фазула-Мирзы Каджара командир 4-й сотни есаул князь Давид Дадиани, прикомандированный к полку из 2-го Екатеринодарского полка Кубанского казачьего войска, направил на заседание урядника Осканова, ингуша, служившего в Чеченском полку. Наградное представление крестом донесло до нас свидетельство о той, такой важной перед форсированием Днестра, разведке, проведенной 29 мая:

«Мл. урядник Батыр-Бек Осканов - 4-й ст., № 809624. 29 мая 1916 г., вызвавшись охотником для разведки правого берега Днестра, что против дер. Усечко, вплавь перебрался на неприятельский берег, точно определил силу и расположения неприятельских постов, а также местонахождение пулеметов; переправляясь обратно, был замечен неприятелем и подвергнут убийственному пулеметному и ружейному огню, причем был тяжело ранен бывший с ним взводный урядник Магомет Берсанов. Осканов не растерялся, не оставил раненного товарища и доставил его в окоп».

В списке по чеченскому конному полку «Высочайше награжденных» всадников значатся 60 человек, двое из них получили Георгиевские кресты 2-й степени, девять - 3-й, остальные - 4-й.

Еще двоим всадникам Чеченской полусотни - героям форсирования Днестра - «от имени Государя Императора» лично вручил Георгиевские кресты великий князь Георгий Михайлович: чеченцу Масхуду Демишеву и ингушу Заурбеку Ахушкову, об удивительной судьбе которого уже рассказывалось.

«Ст. урядник Ахушков Заурбек - 2-й ст., № 47910. Переправился через реку Днестр 30 мая 1916 г. и, когда полусотня рассыпалась цепью, первый бросился с криком «ура» на австрийцев, которые были ошеломлены и частью сдались в плен, частью бежали».

В бою у дер. Чертовец 2 июня проявил отвагу и адъютант Чеченского полка Абдул-Меджид Арцуевич Чермоев, к тому времени уже награжденный орденами Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость».

Командир 2-й бригады генерал-майор Сергей Аркадьевич Дробязгин вручил командующему дивизией генералу Багратиону рапорт - «надпись» - «от 22 июля с. г. за № 102 о награждении штабс-ротмистра Чеченского полка Чермоева за бой 2 июня орденом Св. Георгия 4-й степени».

О геройстве и воинской доблести Абдул-Меджида (Тапы) Чермоева, его уме, широте мышления писал с восхищением познакомившийся с ним на фронте Николай Николаевич Брешко-Брешковский в книге «Дикая Дивизия»: «Штабс-ротмистр Тапа Чермоев, бывший офицер Собственного Его Величества конвоя, а теперь адъютант Чеченского полка. Тапа сам чеченец и пользуется большим влиянием среди чеченцев. И по себе, и по своему отцу. Недавно Чермоев... средь бела дня, увлекшись разведкой, не заметил, как очутился буквально в пятидесяти шагах от окопов противника. Эта дерзость так ошеломила австрийцев, они далее не стреляли, а уж чего выгоднее мишень: всадник в полусотне шагов. Чермоев не был бы горцем, если бы, заметив свою оплошность, бросился наутек. И он сделал так же лихо, как делали его предки – чеченцы - в борьбе с русскими. Он задержал коня и, молодецки заломив папаху, посмотрел на ошеломленных австрийцев, а потом с гиком, стегнув коня плетью, взвил его на дыбы и, повернув, как на оси, с места понесся карьером назад, к своим. И это было так ошеломляюще - ни одного выстрела вдогонку…

Он знает и любит свой Северный Кавказ и своих чеченцев. Тапа - живая история всех кавказских войн. Память у него изумительная! Пытливый ум и знание предмета в мельчайших подробностях делает его увлекательным собеседником».

В середине июля уже шло решительное наступление войск 41-го армейского корпуса, переброшенного из Буковины в Галицию,- на Тлумач и Станиславов. Им противостояли австрийцы вместе с отборными частями германской армии, спешно переброшенными сюда с французского фронта.

И тогда начальник штаба дивизии полковник Петр Александрович Половцев, «изучив местность и учтя обстановку», приказал выдвинуть 3-ю бригаду «в лощину северо-западнее дер. Хоцимеж и оттуда внезапно атаковать в конном строю дер. Езерань».

Ингушский полк оставался на месте, ожидая приказа на атаку. В то же время русские пехотные части продолжали вести наступательный бой в районе Езерани, но неприятель отражал их атаки.

Около 7 часов вечера «полковник Половцев решил, что теперь настало время действовать коннице,- сказано в «Описании боевых действий»,- и нанести последний удар разбитому в течение дня пехотой противнику».

Этот «последний удар» по неприятелю, оборонявшемуся в дер. Езерань, и предстояло нанести Ингушскому конному полку полковника Георгия Алексеевича Мерчуле. По приказу Половцева сотни ингушей устремились в атаку. Всадники 1-й сотни штабс-ротмистра Александра Николаевича Баранова «под убийственным ружейным и пулеметным огнем противника» ворвались в Езерань, перескочив через вражеские окопы, «которыми была окружена деревня, в которой засели германцы, продолжавшие стрелять по атакующей сотне. Ввиду их сопротивления и отказа к сдаче около 80 германцев были переколоты и зарублены шашками».

Оказавшись на деревенских улицах, ингуши попали под сильный ружейный огонь немцев, засевших в домах и за глиняными заборами. Командир сотни штабс-ротмистр Баранов, «ясно и быстро оценив обстановку, немедленно разбил сотню повзводно для уничтожения отдельных групп противника». Сам же во главе 1-го взвода бросился в конном строю «на отдельную группу халуп», из-за глиняных заборов которых немцами велся сильный ружейный огонь «в тыл нашей сотне». В результате скоротечной схватки «взвод зарубил 6 человек, 13 сдались в плен».

В то время как сотня разделилась по взводам для ведения уличного боя в дер. Езерань, штабс-ротмистром Барановым был брошен взвод под командованием прапорщика Камбулата Добриева «для захвата артиллерии, стрелявшей с окраины деревни около шоссе, где взводом было захвачено одно орудие (4-дюймовая германская мортира) и зарядный ящик, а сопротивляющееся прикрытие изрублено».

«В 7 часов 35 минут вечера, - свидетельствует «Описание боевых действий»,-укрепленная германцами дер. Езерань с боя была занята лихой конной атакой 1-й сотни». 2-я сотня ротмистра Александра Михайловича Апарина, идя в атаку под огнем неприятеля, охватила дер. Езерань с северо-восточной стороны, где и «врубилась в цепь противника». Всадники начали колоть пиками и рубить шашками германцев, которые, скрываясь в высокой ржи, стреляли из винтовок не только во фронт атакующей сотне, но и в ее тыл. Противник оказал яростное сопротивление, и в результате боя 2-я сотня ингушей уничтожила более 100 «человек германской пехоты» и 66 солдат взяла в плен. В то же самое время 3-я сотня штабс-ротмистра Султана Заурбековича Бек-Борова «развернулась в лаву» и пошла в атаку, охватывая деревню с западной стороны, в направлении «шоссе между высотой 338-й и кладбищем дер. Езерань», как окажется, занятым ротой германской пехоты». «При указанном расположении германская пехота держала под перекрестным огнем дер. Езерань, атакующие сотни и все выходы из дер. Езерань».

Штабс-ротмистр Бек-Боров, в июне тяжело контуженный, но оставшийся в строю и еще ощущавший последствия контузии, первым бросился на неприятеля. За ним, «как один, сотня ринулась в конную атаку, несмотря на ураганный артиллерийский, ружейный и пулеметный огонь (последний с кладбища)», - читаем в «Описании боевых действий». Ингуши ворвались на позиции немцев и «изрубили» их у высоты 338 и на езеранском кладбище, а затем, выйдя на Тлумачское шоссе, отрезали путь отступления противнику из дер. Езерань.

При этом всадниками сотни штабс-ротмистра Бек-Борова было «изрублено» прикрытие германцев и артиллерийская прислуга и взято «шестидюймовое орудие полной исправности» с 9 ящиками снарядов. «Кроме того, остатки от изрубленной сотней роты - прикрытие германцев, (в количестве 39 человек) взято командиром сотни штабс-ротмистром Бек-Боровым в плен и сдано в штаб Ингушского полка».

После боя за дер. Езерань командир 3-й сотни штабс-ротмистр Султан Бек-Боров представил корнета Султана Долтмурзиева к Георгиевскому оружию, которому в то время было всего восемнадцать лет. Как сказано в «Краткой записке о службе» Долтмурзиева, он родился 1 января 1898 г. «Сын учителя селения Кес-коша 1-го участка Назрановского округа Терской области». После окончания 6 классов Владикавказского реального училища Султана Долтмурзиева, по его просьбе, направили на учебу в военное училище. Так, с 10 августа 1914 г. он оказался в Ташкенте «юнкером Ташкентского военного училища», в котором и окончил «ускоренный 4-месячный курс по 1-му разряду». 1 декабря 1914 г. Долтмурзиев был произведен в чин прапорщика и направлен в Омский военный округ, а уже оттуда в январе 1915-го получил перевод в Ингушский конный полк.

К июлю 1916 г. за отвагу в боях корнет Султан Долтмурзиев уже имел ордена Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом и Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». Теперь же сотенный командир Бек-Боров представлял его к награждению Георгиевским оружием «за то, что в бою 15 июля 1916 г. у дер. Езерань, командуя в чине корнета взводом 3-й сотни полка, под действительным огнем в конном строю врубился со взводом в ряды германцев, занимавших шоссе, уничтожил их и затем, воодушевляя своих людей личным примером храбрости, атаковал кладбище дер. Езерань и прорвал фронт германского расположения, чем оказал большое влияние на общий успех атаки всей сотни».

Высочайшим приказом от 17 февраля 1917 г. Султан Долтмурзиев награжден Георгиевским оружием, о чем 17 марта, уже при Временном правительстве, объявлялось в приказе по Армии и Флоту. Весной того же семнадцатого он произведен в чин штабс-ротмистра...

Вслед за 3 сотнями в тот день, 15 июля, вступила в бой за Езерань и 4-я сотня Ингушского полка под командованием 30-летнего поручика Крым-Султана Банухоевича Базоркина. Удивительным образом порой судьба распоряжается людьми! Ведь Крым-Султан Базоркин еще 22 февраля 1915 г. провел со своим взводом успешный бой по занятию дер. Езерань (Езержаны), и тогда командир полка полковник Мерчуле представил его к Георгиевскому оружию, вместо которого он получил орден Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

И теперь, по прошествии почти полутора лет, 15 июля 1916 г., поручик Базоркин вновь шел со своими всадниками в атаку у той же галицийской деревни, находящейся юго-восточнее города Тлумача. «Развернув сотню, поручик Базоркин понесся далеко впереди своей сотни, личным примером воодушевив всю сотню, - говорится в «Описании боевых действий»,- и лихо повел ее в атаку, минуя дер. Езерань... правее кладбища, в направлении на рощу, что южнее высоты 393-й (урочище Бралув)», где находилась немецкая пехота. По сотне велся шквальный огонь неприятеля, но свое боевое задание ее всадники и офицеры с честью выполнили.

Во время атаки был смертельно ранен разрывной пулей поручик Крым-Султан Базоркин. Полковой командир полковник Мерчуле посмертно представил его к Георгиевскому оружию, второй раз за ту же дер. Езерань. Пройдет 4 месяцами Высочайшим приказом от 29 ноября 1916 г. император Николай II «по удостоению Петроградской Думы Георгиевского оружия» наградит Георгиевским оружием поручика Крым-Султана Базоркина «за то, что в бою 15 июля 1916 г. у дер. Езерань, командуя 4-й сотней Ингушского конного полка, личным примером воодушевляя свою сотню, лихо повел ее в атаку в конном строю на рощу, что южнее высоты 393-й, и, будучи встречен сильным артиллерийским и пулеметным огнем противника, врубился в густую цепь германцев силою около полуроты и уничтожил ее почти целиком холодным оружием, но он сам при этом был смертельно ранен, запечатлев смертью своей им содеянный подвиг».

В тот самый момент, когда смертельно раненный поручик Базоркин упал с коня, а правее и сзади сотни совершенно неожиданно из густой и высокой ржи показалась цепь немцев, открывших по всадникам огонь из винтовок и пулемета, командование над сотней принимает корнет Варлаам Шенгелай. В 1913 г. он окончил Николаевское кавалерийское училище. В Ингушский полк перешел из Запасного гвардейского полка. Анатолий Марков в воспоминаниях «В Ингушском конном полку», говоря о своем товарище по 4-й сотне, корнете Шенгелае, называет его «абхазец Шенгелай».

За мужество, проявленное в бою у дер. Езерань, корнет Варлаам Андреевич Шенгелай, кавалер 3 орденов, приказом командующего 9-й армии от 4 марта 1917 г. был награжден Георгиевским оружием за то, что «в районе Тлумач у дер. Езерань во время конной атаки вечером 15 июля 1916 г. принял на себя командование сотней после убывшего за тяжелым ранением командира сотни, повел ее на цепи противника до удара в шашки и сам зарубил прислугу пулемета. Такая блестящая атака дала сотне 16 уцелевших живыми пленных и действующий пулемет».

Бой за Езерань завершился блестящей победой всадников и офицеров Ингушского полка. В тот день «было забрано ими» в плен 134 немца «при 1 офицере, заколото свыше 230 и взято 5 тяжелых германских орудий» (2 исправных взяты с боя и 3 оставлены в Езерани взорванными бежавшим противником). Пленные принадлежали к «ротам 48-го и 56-го германских пехотных полков».

Потери Ингушского полка в бою 15 июля были следующие: «смертельно ранен командир 4-й сотни поручик Базоркин», ранены 2 офицера, всадников убито 18, ранено 36, «лошадей выбыло 60». «Это славное конное дело ингушей завершило успех, достигнутый 41-м корпусом в течение дня,- подытожено в «Описании»,- и разрушило последние надежды противника на возврат потерянных позиций, заставив его спешно отойти на его укрепленную позицию к востоку от Тлумача... Храбрая Кавказская туземная дивизия атакой в конном строю взяла Езерань (по дороге на Тлумач)».

Трое офицеров Ингушского конного полка, героев боя за Езерань, были удостоены Георгиевского оружия - посмертно поручик Крым-Султан Базоркин, корнеты Султан Долтмурзиев и Варлаам Шенгелай. За общее руководство операции у дер. Езерань награжден Георгиевским оружием и начальник штаба дивизии полковник Половцев. Командир Ингушского полка полковник Мерчуле «за бой 15 июля» представил к ордену Св. Георгия 4-й степени командиров сотен штабс-ротмистров Султана Бек-Борова и Александра Баранова, к Георгиевскому оружию - ротмистра Александра Апарина.

Сразу же после боя за Езерань полковник Георгий Алексеевич Мерчуле направил начальнику Терской области генерал-лейтенанту Флейшеру телеграмму, опубликованную 21 июля 1916 г. в газете «Терские ведомости» под заголовком «Подвиг ингушей».

«Я и офицеры Ингушского конного полка,- сообщал Мерчуле, - горды и счастливы довести до сведения Вашего Превосходительства и просят передать доблестному ингушскому народу о лихой конной атаке 15 сего июля. Как горный обвал, обрушились ингуши на германцев и смяли их в грозной битве, усеяв поле сражения телами убитых врагов, уводя с собой много пленных и взяв 2 тяжелых орудия и массу военной добычи.

Славные всадники-ингуши встретят ныне праздник Байрам, радостно вспоминая день своего геройского подвига, который навсегда останется в летописях народа, выславшего своих лучших сынов на защиту общей Родины».

А в Ингушском полку после победного боя за дер. Езерань родилась песня. В ее создание, несомненно, внес вклад и ротмистр Валериан Яковлевич Ивченко (Светлов), бывший редактором журнала «Нива». Эту песню, ставшую полковой, до сих пор помнят в Ингушетии.

Вот первый куплет песни в том виде, как его исполняли ингушские всадники и как помнят его в народе:

Ми не знаю страха,

Не боится пули,

Нас ведут атака

Харабрий Мерчуле!

Пушки ми отбили,

Ради от души.

Вся Россия знает

Джигити ингуши!

Последующие куплеты песни звучат так:

Слово власти нас сзывала

С гор, наездников лихих.

Тесной дружбою сковало

Нас, кавказцев, удалых.

Белоснежные вершины

Гор Кавказа, вам привет!

Я не знаю, исполины,

Вас увижу или нет...

Завтра рано на рассвете

Полк в атаку поведут,

И, быть может, после боя

Нас на бурках понесут...

Завершалась песня повтором ее первого куплета...

Из приказа о награждениях всадников Ингушского полка Георгиевскими крестами:

«Мл. урядник Мурцал Элезович Нагадиев - 3-й ст. № 76209; всадник Инарко Инаркович Мальсагов - 3-й ст., № 76210; мл. урядник Мухтар Банухоевич Базоркин - 3-й ст., № 76211; 15 июля 1916 г. в конной атаке отличились храбростью в рукопашной схватке с неприятельской пехотой, чем содействовали общему успеху».

Всадник Мухтар Банухоевич Базоркин - старший брат смертельно раненного в бою за дер. Езерань поручика Крым-Султана Базоркина.

Ст. урядник Иса Цуров - 4-й ст., № 968536;

Мл. урядник Ибрагим Аушев - 4-й ст. № 968351; 15 июля 1916 г., во время конной атаки под сильным и действительным огнем противника, одни ми из первых бросились на германское орудие, чем оказали содействие в захвате такового...

Всадник Сулейман Беков - 4-й ст., № 968488;

Всадник Сосланбек Полонхоев - 4-й ст., № 968500; Во время той же атаки, вызвавшись охотниками, под сильным огнем противника выяснили его расположение и местонахождение его постов и пулеметов...

Всадник Магомед Полонкоев - 4-й ст., № 809640;

Мл. урядник Ибрагим Гойгов - 4-й ст., № 809641; 15 июля 1916 г. во время конной атаки примером личной храбрости и мужества увлекли товарищей и захватили германское 6-дюймовое орудие, вполне исправное...»

Вчитаемся в наградные представления, составленные в те дни командирами сотен и полков, вспомним всадников-героев, чья воинская доблесть отмечена была Георгиевскими крестами...

По Ингушскому полку:

«Ст. урядник Казбек Местоев - 3-й ст., № 181416. 27 июля 1916 г. в бою у г. Станиславова доставил, несмотря на сильный и действительный огонь противника, важное донесение».

15 сентября 1916 г. командующий 41-м армейским корпусом генерал-лейтенант Белькович подписал приказ № 334 о награждении всадников Кавказской конной дивизии Георгиевскими крестами и медалями: «За мужество и храбрость, оказанные в боях с 15-го по 30 июля 1916 г. при деревнях Эзержаны (Езерань), Грушка, Хриниовцы, Пшеничники, Ольшаница, мест. Тысменица, гор. Тлумач и Станиславов». Этим приказом 108 всадников были удостоены Георгиевских крестов, 128 - медалей «За храбрость».

Назовем имена тех из них, кто награждался Георгиевскими крестами 1-й и 2-й степени по Ингушскому конному полку:

«Ст. урядник Мурат Мальсагов - 1-й ст., № 10396.

Ст. урядник Муса Мальсагов - 1-й ст., № 11732.

Мл. урядник Магомет Боголов - 2-й ст., № 31186.

Ст. урядник Мурзабек Мальсагов - 2-й ст., № 31187.

Ст. урядник Джабраил Холухоев - 2-й ст., № 31189».

И вот печальное сообщение в газете «Терские ведомости» за 18 сентября 1916 г.: «Похороны героя. 16 сентября в час дня на станцию «Владикавказ» прибыло тело ротмистра Султана Заурбековича Бек-Борова. Тело ротмистра было предано земле со всеми воинскими почестями, в родовом кладбище, рядом с дедом - офицером, участником нескольких воин Темарко Боровым...»

Утром 8 декабря Кабардинский полк занял дер. Мензелешти. Час спустя, оставив в ней часть сил, перешел на другой боевой участок. А после полудня в Мензелешти вошла 1-я сотня Ингушского полка штабс-ротмистра Александра Николаевича Баранова. Вечером штабс-ротмистр Баранов в донесении полковому командиру полковнику Мерчуле сообщал: «Доношу, что 8 декабря вверенная мне сотня прибыла в дер. Мензелешти. Около 4 часов дня я сменил посты и заставы Кабардинского полка. В это время из 2-й сотни был прислан всадник, он доложил, что неприятель наступает на 2-ю сотню, поэтому 2-я сотня отступает. Для выяснения этого положения мною был послан разъезд под командой корнета Мусы Аушева. Как только вступил в дер. Баулуй, сейчас же был обстрелян неприятелем. В этой перестрелке убит был 1 всадник 1-го взвода - Соси Албогачиев, убиты и 2 лошади.

Корнет Аушев, вернувшись с разъездом, доложил, что дер. Баулуй занята германской пехотой, которая продолжает наступать на дер. Мензелешти. Тогда я приказал снять посты и заставы и, собрав всю сотню, поднялся с сотней на горный хребет сейчас же за деревней, спешил сотню, отвел коноводов в укрытие, а всадников рассыпал в цепь - по хребту и открыл огонь по наступающему неприятелю, благодаря чему наступление неприятеля было остановлено...»

Корнет Муса Аушев, названный в донесении сотенного командира, ветеран войны с Японией, сражаясь в рядах Ингушского конного полка, к декабрю 1916 г. уже удостоен 5 орденов. В их числе - Св. Анны и Св. Станислава 2-й степени с мечами, Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость».

Ингушского полка награждены медалями «За храбрость»:

«Мл. урядник Парагульгов Хадис - 4-й ст., № 1118387.

Всадник Зоматов Магомет - 4-й ст., № 1118389.

Всадник Аушев Хамзат - 4-й ст., № 1118390.

В бою 8 декабря у дер. Баулуй, будучи выделены на фланг как лучшие стрелки, своим метким огнем много способствовали успеху боя, задерживая таким образом наступавшего значительными силами противника».

Ингушского полка награждены медалями «За храбрость»:

«Всадник Хадис Аушев - 3-й ст., № 177302.

Всадник Ахмет Евлоев - 4-й ст., № 1118402.

В бою у сел. Сальчай-Буда 10, 11 и 12 декабря 1916 г. своей храбростью и мужеством ободряли товарищей, способствовали отбитию наступления, предпринятого германской пехотой, и удержанию позиции за нами».

Ингушского полка награждены медалями «За храбрость»:

«Приказный Терсбот Долгиев - 4-й ст.

Всадник Казбек Абиев - 4-й ст.

22 декабря 1916 г. у высот 747, 887 вызвавшись охотниками задержать противника, чтобы наши части могли беспрепятственно отойти на другие позиции, выбили из ущелья противника, залегли цепью и, будучи обстреляны сильным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем, все же оставались на своей крайне важной позиции, нанося своим метким огнем большие потери противнику, задерживая его упорное наступление, и тем дали возможность отходящим частям выполнить свою задачу».