Ингуши в войнах России

Часть книги А.У.Мальсагова «Ингуши в войнах России в 19-20-x веках»

На Днестре и Пруте

Со 2 марта полки Кавказской конной дивизии вышли на новые позиции, заняв оборонительный участок по левому берегу Днестра - от района южнее впадавшей в него реки Стрыпи до окрестностей города Залещики. На противоположном высоком берегу находился неприятель.

Весной 1915 г. приехал из Грозного на службу в Чеченский полк 35-летний штабс-ротмистр Мартазан Мусаевич Куриев. «Офицер Терской охранной стражи штабс-ротмистр Куриев переводится в Чеченский конный полк»,- сказано в документе.

В то время в полку уже служил его родственник, прапорщик Умат-Гирей Куриев, который позже в боях заслужил 3 ордена и производство в чин поручика.

В составе запасной сотни Ингушского конного полка, прибывшей в марте 1915 г. с пополнением в Кавказскую конную дивизию, находился подпоручик Созерко (по документам Сосырко) Мальсагов, уроженец с. Альтиево в Ингушетии.

Его отец, прапорщик Артаган Орцу-Хаджиевич Мальсагов, помощник командира сотни Терской постоянной милиции, происходил «из почетных жителей Терской области», являлся ветераном службы в лейб-гвардии Кавказском эскадроне, входившем в конвой императора Александра П. В рядах Терско-Горского конно-иррегулярного полка он участвовал в войне с Турцией в 1877 и 1878 гг. В боях прапорщик Мальсагов заслужил 4 ордена.

Подпоручик Созерко Мальсагов в службу вступил из кадетов Воронежского Михайловского кадетского корпуса юнкером в Александровское военное училище 31 августа 1912 г. По окончании «курса наук» по 1-му разряду произведен в подпоручики с направлением на службу в 29-й Сибирский стрелковый полк 12 июля 1914 г. «Прибыл в полк - августа 21-го того же года».

И сразу же довелось подпоручику Мальсагову стать участником боевых действий на Северо-Западном фронте. Месяц спустя - 19 сентября,- он «был ранен в бою с германцами и эвакуирован на излечение в военный госпиталь». За «отличия в делах против германцев» Созерко Мальсагов награждается «орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом». После госпиталя, на основании телеграммы штаба Кавказского военного округа от 1 декабря 1914 г., он был направлен в запасную сотню Ингушского полка.

В мае 1915-го подпоручик Мальсагов, «переименованный» в корнеты, переводится в боевой строй Ингушского конного полка, в рядах которого «всадником» служил его старший брат Ахмед, к этому времени награжденный Георгиевским крестом 4-й степени, заслуженной им в феврале при взятии селения Цу-Бабино за то, что «у села Цу-Бабино под огнем противника выказал выдающееся мужество и храбрость». Весной того же года Ахмед Артаганович Мальсагов заслужил еще два Георгиевских креста и произведен в чин вахмистра.

Из запасной сотни в ингушский полк весной 1915 г. был переведен и подпоручик Дунда Добриев. «Краткая запись о службе подпоручика Дунды Арсанаковича Добриева», составленная в марте 1915-го в связи с переводом его «из запасной сотни в полк», о нем свидетельствует:

«Родился 1894 г. 7 ноября. Сын прапорщика Терской милиции. Окончил курс во Владикавказском кадетском корпусе и в Павловском военном училище по 1-му разряду.

В боях с августа 1914 г. в 41-м Сибирском стрелковом полку. Награжден - Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» - 9 декабря 1914 г.

Был контужен в голову 27 сентября 1914 г.

Высочайшим приказом 13 февраля 1915 г. переведен на службу в запасную сотню Ингушского конного полка».

Итак, с весны 1915 г. подпоручик Дунда Добриев, «переименованный» в корнеты, служил в Ингушском полку, в составе которого находился его отец - прапорщик Арсанак Добриев, участник войны с Японией; позже вошли в полковый строй после окончания военных училищ его родной брат, прапорщик Дудар Добриев, и родственник, прапорщик Камбулат Добриев. За боевые отличия в рядах Ингушского конного полка офицер Дунда Добриев награжден 4 орденами.

После тех событий пройдут три месяца. И когда 5 августа 1915 г. великий князь Георгий Михайлович от имени царя Николая II вручит ряду всадников Ингушского конного полка Георгиевские кресты, то награды эти будут как за ту, «усиленную разведку», проведенную 15 мая на берегах Прута, так и за другие, совершенные ими, боевые отличия в те апрельские и майские дни.

«Вахмистр Ахмед Мальсагов - 2-й ст., № 12697, ст. урядник Муса Мальсагов - 3-й ст., № 80100. Разведали и доставили важные сведения.

Ст. урядник Алисхан Плиев - 2-й ст., № 12684. Под огнем противника исполнил важное поручение.

Мл. урядник Ахмет Оздоев - 3-й ст., № 80074. Вызвался охотником и донес важное донесение.

Ст. урядник Гусейн Костоев - 3-й ст., № 80073. Будучи старшим в секрете, обнаружил наступление противника.

Ст. урядник Дорисман Мерчуле - 3-й ст., № 80079.

Ст. урядник Хаспот Кортоев - 3-й ст., № 80065. За убылью офицеров поддерживал порядок в своем взводе...»

Корнет Абдул-Азис Пошев из чеченского полка за храбрость, проявленную в декабрьских боях 1914 г., был представлен к Георгиевскому оружию, которое было заменено награждением орденом Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом. Этим же орденом был награжден и прапорщик милиции Мухарби Берсанов.

26 мая тяжелый бой пришлось выдержать группе всадников Ингушского полка, проявивших геройство при отходе их части на новые позиции и приказом по 2-му кавалерийскому корпусу от 1 августа 1915 г. награжденных Георгиевскими крестами:

Урядник Хаджибекир Мальсагов - 4-й ст., №281706.

Всадник Хамзат Мальсагов - 4-й ст., № 281708. Урядник Сосланбек Коригов - 4-й ст., № 281703. Всадник Магомет Коригов - 4-й ст., № 281705. Всадник Паша Беков - 3-й ст., № 64562. Вахмистр Бек-Султан Бекмурзиев - 1-й ст., № 2913.

27 мая продолжался отход от Прута к Днестру войск 9-й армии. С боем оставляла свои позиции и Кавказская конная дивизия. Последним из ее частей отходил Ингушский полк. Еще в самом начале мая ингуши после ожесточенного боя захватили весьма важное в стратегическом отношении село Устье-над-Прутом, откуда вели удобные броды для перехода на южный берег реки. Командир полка полковник Георгий Алексеевич Мерчуле «за бой у села Устье-над-Прутом 2 мая 1915 г.» награжден орденом Св. Владимира 3-й ст. с мечами.

«Со 2 мая на части Кавказской туземной конной дивизии, в том числе и на Ингушский конный полк, была возложена задача удерживать нами выдвинутую позицию на правом берегу Прута,- говорится в наградном листе на полковника Мерчуле.— Противник неоднократно пытался сбить полк с позиций, но всякий раз, благодаря инициативе и распорядительности командира полка полковника Мерчуле, терпел неудачу. Так продолжалось до 25 мая, когда противник обошел наш правый фланг, и полки Кавказской туземной конной дивизии получили приказ прикрывать отход наших сил на позиции у Днестра.

На долю Ингушского полка выпало быть арьергардным полком дивизии. Тут во всей мере проявил свою воинскую доблесть полковник Мерчуле...»

К полудню 27 мая 3-я бригада дивизии, прикрывая отход частей от Прута, подошла к селу Ясеневу-Польному, где полковник Юзефович приказал Георгию Алексеевичу Мерчуле остановиться с полком и здесь задержаться до вечера, чтобы дать возможность отойти из городка Городнеки штабу 2-го кавалерийского корпуса, обозам, медицинским отрядам и тыловым учреждениям.

Около двух часов дня батальон австрийской пехоты численностью свыше 400 человек занял село Топоронцы, находившееся на возвышенности, и, развернувшись в густые цепи, стал спускаться к Ясеневу-Польному. В это время «жидкие цепи» спешенных ингушей оказались под сильным огнем вражеской артиллерии. Под ее прикрытием австрийский батальон шел вперед, все ближе подходя к позициям, занимаемым Ингушским полком, и в любую минуту мог устремиться в атаку.

Видя это, полковник Мерчуле лично повел две сотни в конную атаку на вражескую пехоту и настолько ошеломил противника, «что заставил австрийскую пехоту показать тыл. Преследуя бегущего противника, ингуши истребили 70 человек неприятеля, потеряв при этом деле 17 всадников и 9 коней».

В ночь на 28 мая ингуши, последними из частей 2-го кавалерийского корпуса, переправились на левый берег Днестра, и полковник Мерчуле получил приказ взять своим полком под охрану участок «по линии Днестра» - «от Усечки до Залещиков». Вслед за ними подошли к Днестру австрийцы и немцы. Но «все попытки противника переправиться на наш берег были отбиты, причем полковник Мерчуле обходил лично позиции, ободрял до крайности измученных 4-дневными непрерывными боями людей. Сам командир полка также все эти 4 дня не отдыхал».

«За период боевых действий Ингушского полка,- свидетельствовал командир дивизии генерал-майор Багратион,- полковник Мерчуле обнаружил недюжинный военный талант, проявил редкую храбрость. Своим хладнокровием и настойчивостью он неоднократно выручал полк из крайнего положения.

Ходатайствую о награждении чином генерал-майора».

Наградное представление поддержал и командующий 2-м кавалерийским корпусом, но из штаба 9-й армии его возвратили, мотивируя тем, что за бои в мае подполковник Мерчуле «уже был награжден орденом Св. Владимира 3-й ст. с мечами и орденом Св. Анны 2-й степени».

Той же ночью на 29 мая под покровом темноты противник сосредоточил значительные силы пехоты в районе деревни Городницы и на рассвете, воспользовавшись густым туманом, начал переправу на понтонах на левый берег Днестра, высаживаясь у деревни Жежава. Австрийцев и немцев встретили огнем посты Дагестанской сотни и два пулемета прапорщика Муженкова, но, расстреляв все патроны и оказавшись обойденным слева и справа неприятелем, «сотня дагестанцев и пулеметы стали отходить к роще, севернее леса»,- говорится в «Описании боевых действий» дивизии.

Когда же о прорыве противника стало известно в штабе дивизии, великий князь Михаил Александрович, вновь возглавив командование, приказал генералу Краснову «принять начальствование над 3-й и 1-й бригадами и во что бы то ни стало остановить противника, не давая ему распространяться вглубь от линии Днестра».

Уже в 9 часов утра 29 мая по приказу генерал-

майора Петра Николаевича Краснова три спешенные сотни Ингушского полка (одна осталась в резерве) с четырьмя дивизионными пулеметами вышли к Жежаве «на усиление цепи кабардинцев и дагестанцев», занимавших окопы «у леса к северу Жежавы».

Спешенные сотни Кабардинского, 2-го Дагестанского и Ингушского полков, насчитывавшие до 350 всадников, заняв «линию свыше трех верст от высоты 292 и далее к полотну железной дороги», ведущей к станции Дзвиняч, первыми стали на левом берегу Днестра, на пути во много раз превосходившего их численностью противника. Вскоре к ним присоединилась и еще одна сотня дагестанцев. В то же время «четыре спешенные черкесские сотни, всего около 200 всадников», находились на позиции «по высотам севернее Залещики» с задачей обороны этого города.

Преследуя отходившие сотни Черкесского полка, враг продвинулся к западу от Залещиков, и в 7 часов вечера «его цепи стали угрожать тылу отряда генерала Краснова», оборонявшегося в районе деревни Жежава. И тогда ринулась в атаку подошедшая к месту боя 3-я бригада Заамурской пограничной конной дивизии в составе двух полков, которые лично повел на врага генерал-майор Краснов. «В атаке 6-й сотни заамурцев приняло участие присоединившееся некоторое число всадников Черкесского полка», - отмечено в «Описании боевых действий». Они скакали впереди Заамурской сотни и давали «направление атаки».

За кавалеристами устремились в атаку у Жежавы и сотни Кабардинского, 2-го Дагестанского, Ингушского полков, а также подошедшие к ним в полдень ополченцы 214-й и 215-й Саратовских пехотных дружин...

«Боем 29 мая волна австро-германского наступления на фронте 2-го кавалерийского корпуса, перекатившаяся через Днестр у Жежавы, была остановлена,- сказано в «Описании боевых действий» Кавказской конной дивизии. - План противника - прорвать наши расположения и принудить к отступлению - не удался».

«13 сотен Кавказской конной дивизии, заамурцы и две ополченские дружины под огнем шести вражеских батарей,- говорится далее в «Описании»,- сдержали натиск 12 батальонов австро-германской пехоты дивизии генерала германской службы Кейзера. Из числа этих войск 29 мая нами уничтожены целиком два батальона, причем в плен взято более 100 человек».

Документы Кавказской конной дивизии и ее полков донесли до нас имена героев боя, разгоревшегося 29 мая на днестровском берегу...

Из приказов о награждении всадников Ингушского конного полка Георгиевскими крестами:

Юнкер Муса Мальсагов - 2-я ст., № 7915.

В бою 29 мая, вызвавшись охотником, привлек на себя огонь противника.

Всадник Мурат Мальсагов - 3-я ст., № 6450063. Находясь в секрете, донес о наступлении противника.

Вахмистр Гусейн Костоев - 1-я ст., № 13144. «За боевые отличия» в майских боях.

Урядник Заули Цороев - 2-я ст., № 7914.

О командире 1-й сотни Ингушского конного полка штабс-ротмистре Гуде Алиевиче Гудиеве, участнике войны с Японией, награжденном тогда 5 орденами, в списке награжденных офицеров Кавказской конной дивизии указано:

«Награды за текущую кампанию: Св. Анны 2-й степени с мечами - 1915 г.

Представлен: к Высочайшему благоволению - за январские бои, к Высочайшему благоволению - за 25-е, 29 мая 1915 г.»

О его дальнейшей службе становится известно из официального документа, относящегося к марту 1916 г.: «Производится за отличия в делах против неприятеля из штабс-ротмистров в ротмистры состоящий в Ингушском конном полку, ныне переведенный на службу в ведомство Министерства внутренних дел, с зачислением по армейской кавалерии, Гудиев».

Отвагу проявил в боях в конце мая и корнет Ингушского полка Созерко Артаганович Мальсагов. «За боевые отличия, оказанные во время боев 25-го, 26-го, 27-го, 28-го и 29 мая 1915 г.», командир Кавказской конной дивизии представил его к ордену Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость...»

В документе штаба дивизии указано, что Ингушский полк полковника Георгия Алексеевича Мерчуле участвовал: «...в делах при охране берега Днестра с 1-го по 20 июня у села Ивание; в отдельных стычках у села Касперовцы - с 26-го по 30 июня; в ночной схватке у села Колодрубка с 5-го на 6 июля - 2-я и 3-я сотни. В боях участвовала в среднем по 70 всадников в сотне».

13 июля командующий 9-й армией генерал Лечицкий лично вручил Георгиевские кресты семерым всадникам Ингушского конного полка «за бой 6 июля 1915 г. у дер. Колодрубки»; вот данные из приказов:

«Вахмистр Бексултан Бекмурзиев - 2-я ст., № 10749. 6 июля с. г. в бою у дер. Колодрубки под сильным и действительным огнем противника доставил извещение, благодаря которому в момент необходимости была восстановлена утраченная связь».

Пройдет неделя, и 20 июля будет объявлен приказ по 2-му кавалерийскому корпусу, согласно которому вахмистр Бек-Султан Бекмурзиев награждался Георгиевским крестом 2-й степени за боевое отличие при взятии города Станиславова еще в февральских боях. А затем 1 августа 1915 г. последовал приказ командующего 2-м кавкорпусом за № 86 о его награждении Георгиевским крестом 1-й степени за подвиг, совершенный 26 мая на Пруте. Так вахмистр Ингушского полка Бек-Султан Бекмурзиев стал обладателем пяти Георгиевских крестов. Первый из них он заслужил еще в боях с японцами в 1905 г., а четыре - в период Первой мировой войны. В связи с этим, в 1916 г. приказом командования награждение Бекмурзиева 2-м Георгиевским крестом 2-й степени отменялось, «ввиду получения им Георгиевского креста той же степени». Но совершенный им в бою подвиг командующий Юго-Западным фронтом вознаградил присвоением ему чина прапорщика. И в списке офицеров Ингушского конного полка на сентябрь 1916 г. значится: «Прапорщик милиции Бек-Султан Бекмурзиев».

«Ст. урядник Хаджи-Мурат Местоев - 2-я ст., № 10733. 6 июля с. г. в бою у деревни Колодрубки со взводом выполнил исключительную по важности и трудности задачу, отбив наступление превосходящих сил неприятеля, чем спас наши посты».

5 августа 1915 г. великим князем Георгием Михайловичем урядник Хаджи-Мурат Местоев за воинскую доблесть, проявленную в боях 27-28 февраля, награжден Георгиевским крестом 1-й степени.

«Юнкер милиции Эсаки Дзагиев - 2-я ст., № 10746.

6 июля с. г. в бою у деревни Колодрубки доставил на место боя патроны с опасностью для жизни, в момент чрезвычайной надобности под огнем противника».

В «Списке всадников Ингушского конного полка, имеющих Георгиевские кресты всех 4-х степеней», составленном 18 ноября 1915 г., сказано: «Эсаке Дзагиев - 4-я степень в русско-японскую войну, 3-я степень за бой 15 февраля, 2-я степень - от командующего армией на смотру в Августимне, 2-й степени крест за бой 27 мая, который представлен к замене на 1-ю степень».

Приказом по 2-му кавалерийскому корпусу от

1 августа 1915 г. юнкер Эсаке Дзагиев за майские бои на Пруте был вторично награжден Георгиевским крестом 2-й степени. Согласно существовавшему положению, полученная позднее аналогичная награда заменялась на более высокую, в данном случае - на Георгиевский крест 1-й степени.

«Ст. урядник Исмаил Мальсагов - 3-й ст., № 70122.

6 июля с. г. в бою у деревни Колодрубки при взятии неприятельского укрепленного пункта примером отличной храбрости ободрял товарищей и увлек их за собой...»

Из приказа командующего 9-й армией генерал-лейтенанта Платона Алексеевича Лечицкого от 5 июля № 324 о награждении офицеров Кавказской конной дивизии за мужество, проявленное в боях в конце апреля и в мае на правобережье Днестра и на Пруте: «...по Высочайше представленной мне власти, ниже поименованные офицеры за отличия в делах против неприятеля, награждены орденами:

...Св. Анны 3-й степени с мечами

Ингушского конного полка

Корнет Дунда Добриев (для нехр. установл.).

Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость»

корнет Сосырко Мальсагов (для нехр. установл.).

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом

прапорщик милиции Эльмурза Гулиев (для нехр. установл.)».

Названный среди награжденных корнет Чеченского полка Абдул-Азис Пошев в том же 1915 г. скончался от смертельного ранения.

«Наградной лист. Ингушского конного полка старший урядник Хаджи-Мурат Местоев.

29 мая у сел. Жежава вызвался охотником, отправился из окопов к роще, занятой австрийцами, и, невзирая на ураганный артиллерийский и ружейный огонь противника, подполз вплотную к позициям противника, определил пункты, где стояли их пулеметы, и тем дал возможность направить на них огонь нашей артиллерии, чем спас части, занимавшие окопы, от больших потерь. Награжден Георгиевским крестом 4-й степени от имени Государя Императора за декабрьские бои. Представлен к награждению Георгиевским крестом 3-й степени за подвиг в бою 25 мая у дер. Видиново. Лично награжден командующим 9-й армией, как особо отличившийся в бою 6 июля, Георгиевским крестом 2-й степени за № 10733.

За командира полка подполковник Абелов».

В середине августа 1915 г. за подписью полковника Константина Николаевича Хагондокова будет составлен «Список нижних чинов 2-го кавалерийского корпуса, коим пожалованы французские, бельгийские и английские медали». И в их числе значился всадник Кавказской конной дивизии - Ингушского конного полка ст. урядник Хаджи-Мурат Местоев, получивший французскую медаль.

В конце июля генерал-майор Багратион приказал командирам полков представить в дивизионный штаб сведения о числе награжденных Георгиевскими крестами и медалями «За храбрость». Три дошедших до нас из тех дней рапорта датированы 29 июля 1915 г. ...

«Сообщаю, что в Кабардинском конном полку с начала кампании до сего времени в вверенном мне полку получено 125 Георгиевских крестов и 96 Георгиевских медалей.

Командующий полком полковник князь Бекович-Черкасский».

«С начала кампании до сего времени получены командующим Черкесским конным полком Георгиевских крестов - 155, Георгиевских медалей -176.

Вр. командующий полком подполковник Султан-Гирей».

«Сообщаю, что Ингушским конным полком за все время войны получено 79 Георгиевских крестов и 130 Георгиевских медалей.

Полковник Мерчуле».

Неделю спустя, 5 августа, великим князем Георгием Михайловичем еще 20 всадников Ингушского полка были награждены Георгиевскими крестами.

Одним из самых читаемых и известных в дореволюционной России изданий является еженедельный журнал «Нива», выходивший в Петербурге (с лета 1914-го - Петроград). В годы войны в его страницах публиковалась много материалов о фронтовых буднях и героях войны. А в одном из мартовских номеров журнала за 1915 г. была помещена фотография офицера в черкеске, на погонах которого четко выделяются литеры «ККД» - «Кавказская конная дивизия». Подпись под снимком гласит: «Редактор «Нивы» Валериан Яковлевич Светлов, ротмистр Ингушского конного полка Кавказской туземной дивизии, вступивший добровольцем в ряды действующей армии».

Настоящая фамилия редактора «Нивы» была Ивченко, Светлов же - его литературный псевдоним. В книге - «романе» Николая Николаевича Брешко-Брешковского «Дикая Дивизия» о нем сказано: «Светлов, известный писатель и балетоман, добровольно променявший редакторский свой кабинет в журнале «Нива» на боевую жизнь офицера Дикой дивизии».

В документах дивизии и Ингушского полка Валериан Яковлевич значится под своей настоящей фамилией - ротмистр Ивченко. Надо сказать, что в «боевой жизни», сражаясь вместе с ингушами, он проявил себя храбрым офицером и был награжден 4 орденами, среди которых - Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

Особенно яркими, обращавшими на себя внимание читателей «Нивы», стали очерки военного корреспондента журнала Николая Брешко-Брешковского, часто выезжавшего на фронт. Неоднократно бывал он в Кавказской конной дивизии, хорошо знал многих ее офицеров. В результате этих поездок Брешко-Брешковского в действующую армию в журнале «Нива», вышедшем 22 августа 1915 г., увидел свет его эмоциональный, яркий очерк «Кавказские орлы в Галиции», посвященный ставшей широко известной в России Кавказской конной дивизии...

В конце августа исполнился год дивизии «кавказских орлов». И по этому случаю генерал-майор Дмитрий Петрович Багратион издал приказ для объявления по всем дивизионным полкам, отрядам и командам: «Сегодня, 23 августа, в первую годовщину формирования Кавказской туземной конной дивизии поздравляю всех чинов ее штаба господ офицеров, всадников и нижних чинов полков, славных батарей пулеметчиков и санитарных отрядов, кровью 1400 храбрецов, убитых и раненых, запечатлевших на века верность службе Его Императорскому Величеству и России...»